[ Главная ]  [ Биографии ]  [ Статьи ]  [ Библиотека ]  [ Форум ]  [ Карта сайта ] 

Новости

О нас

Аналитика

Люди и финансы

Инвестиционная мудрость
   Статьи, очерки
Акциями спекулировать будут всегда…
Бумы и спады
Важность специальных знаний
Важность точного расчета времени
Великие времена
В защиту фондовой биржи
Возросшая неустойчивость
Движения рынка
Декларация политики
Долгосрочное инвестирование - теория или просто чушь собачья?
Дэниэль Дру на Уолл-стрите
Золотые правила из секретного дневника Джона
Инвестирование в стиле хеджевого фонда
Инвестирование и спекуляция
Инвестор с Уолл-стрита
Искусство фьючерсной торговли
Искусство хеджирования
Исповедь краткосрочника
Исследование фондового рынка
Исчезнувшие миллиарды
Как выиграть большой шлем
Как выигрывать много и проигрывать мало
Когда спекуляция становится инвестицией
Козырные карты: элементы сделки
Контрарианский подход к работе на фондовом рынке
Короткая продажа - это не по-американски
Майкл Милкен, познакомьтесь с Сьювеллом Эйвери
Мандат для акционеров фондов
Миллионеры Уолл-стрита
Навязчивый призрак (1907)
Нью-Йоркская фондовая биржа и общественное мнение
Означает ли падение фондового рынка снижение деловой активности?
Опасности ретроспективной близорукости
Охота на десятикратницу
Оценка котируемых акций
Подсуетись и сделай состояние
После "черного понедельника" (1987)
Последний рубеж
Проверенные временем принципы подхода Темплтона
Путь Уоррена Баффета
Рынок грез Уолл-стрит
Самое главное - история деятельности
Самостоятельное инвестирование
"ТАЙМИНГ" и смена направления: игра в какао
Теория Доу
Типичный торговый день
Три различных движения фондового рынка
Тюльпаномания
Фондовая биржа
Фондовая биржа как стабилизирующий фактор американской экономики
Фундаментальная сила
Человеческий фактор
Элвис, Франкенштейн и Энди Уорхол
   Библиотека инвестора
   Параллели
   Финансисты шутят

Школа инвестора

Услуги

     Партнеры

     Форум

     Карта сайта


Навязчивый призрак (1907)


1 2 3 4 | стр.4

   Следуя в некотором роде пророческому предчувствию предстоящих неприятностей, м-р Стиллман возвратился в Соединенные Штаты прежде, чем паника началась всерьез. Разумеется, я был рад ему. Если кто-то и обладал даром заглядывать в будущее, то это м-р Стиллман. Его ум непрерывно пытался сложить вместе вещи, которые он знал, чтобы получить лучшее понимание того, что будет. Иметь доступ к интеллекту м-ра Стиллмана не совсем то, что иметь хрустальный шар, но это было, я думаю, что-то совсем близкое. Нередко предложения, спокойно произносимые м-ром Стиллманом, были тем, что м-р Морган выполнял; но м-р Стиллман предпочитал сам не участвовать в борьбе.
   Одной из ранних особенностей этой паники была дискредитация людей, которые по воле случая занимали важное положение в структуре банковской системы. Среди них Чарльз В. Морс, Эдвард Р. Томас и Орландо Ф. Томас. Эти люди, своими смелыми действиями завоевавшие важные позиции в банковском деле, были вынуждены уволиться со всех своих должностей в банках. Общественное мнение в особенности ополчилось против Морса, и его отставка открыла вакансии в правлениях нескольких банков. В некоторых случаях были вынуждены уходить советы директоров в полном составе. В результате на плечи тех опытных банкиров, по отношению к которым сохранилось доверие, легло гораздо большее количество работы, которую надо было делать.
   Помню один инцидент в маленьком внутреннем помещении одного из городских банков. Был весьма поздний вечер. Семь или восемь из нас, представлявших самые сильные организации в городе, собрались, чтобы определить, будем ли мы правы, если используем часть вдвойне драгоценной наличности наших банков, чтобы позволить более слабому на следующее утро открыть свои двери. На эту встречу прибыл м-р Морган.
   М-р Морган обычно говорил с такой силой, что казалось, будто его слова буквально выстреливались из замечательных, похожих на пушки сигар, которые он обычно курил. Он хорошо разбирался в винах и табаке, и его вкус различал тончайшие градации. Он курил только табак урожаев некоторых любимых им лет. Это были гаванские сигары, но их скатывали в форму, которая никогда не продавалась ни в одном сигарном магазине. Сигары Моргана имели форму дубины Геркулеса, с утолщенным внешним концом, и были абсолютно ядовиты для всех, кроме наиболее опытных курильщиков. Помню, я сам легкомысленно обкурился в первый раз, когда зажег сигару, которую он сунул мне в руку. После того случая, до тех пор, пока я не привык к сильному табаку, я всегда убирал подаренные им сигары в карман, сохраняя ум незатуманенным для спокойного рассмотрения любого финансового вопроса, который нам нужно было обсудить. Этим вечером, о котором я рассказываю, м-р Морган слушал доклад о содержании портфеля банка, который мы обсуждали. Его удивительный мозг вбирал в себя путаницу фактов и затем, после обдумывания, он говорил, а мы, слушавшие, знали, что внимаем словам мудрости. Внезапно я видел, что рука, державшая сигару, расслабилась на столе; его голова наклонилась вперед, пока подбородок не утонул в шейном платке. Его дыхание стало слышимым. Утомленный старик заснул.
   Кто-то, прикоснувшись к руке говорившего, заставил его замолчать; другой протянулся вперед и вынул из расслабленных пальцев, как погремушку из руки ребенка, большую сигару, которая опаляла лак стола. Затем мы тихо сидели, вообще ничего не говоря. Кто-то, захотевший выпить воды, отошел на цыпочках. Единственный звук, который можно было слышать, был дыханием м-ра Моргана. Теперь мне кажется, что прошло долгое время, прежде чем он пробудился. Когда это произошло, сознание вернулось к нему сразу; через секунду он был полностью активен, и наше совещание возобновилось, причем о сне м-ра Моргана не было сказано ни слова.
   Мы не всегда были так мягки в те суровые дни. Вспоминаю, будто акт в мелодраме, один ноябрьский день, когда мы собрались для встречи в частном офисе в здании "Траст компани оф Америка". Мы - это директора железнодорожной компании "Норфолк энд Сазерн рэйлвэй". Дорога испытывала трудности, как и большинство железнодорожных корпораций. Проблема всегда могла быть выражена одним словом: деньги. Мы должны были пройти через юридические формальности, необходимые для разрешения выпуска ипотечного кредита на 25.000.000 долл. Акционеры свое одобрение дали.
   Среди присутствовавших был президент "Траст компани оф Америка" Оклей Торн. Он был беспокоен, как кошка, которую забрали от корзины с мяукающими котятами; внизу было много дел, требовавших его внимания. Кто мог сказать, какие еще плохие новости мог выплюнуть тикер? В любую минуту угрожающая очередь вкладчиков могла снова начать выдвигаться на улицу, чтобы чудовищно вырасти до размеров, излучающих волну истерии, звучащую на всей территории страны.
   Пока юрист доставал документы из портфеля, готовясь приступить к чтению ипотечного контракта, немного поговорили о самых последних слухах по поводу проблем "Никербокер траст компани". Большинство из нас были знакомы с ее президентом Джоном Т. Барни, и испытывали к нему симпатии. Некоторые были склонны винить в трудностях Барни Чарльза У. Морса или Ф. Огастуса Хайнца. Затем юрист начал свое формальное чтение.
   Когда он блуждал среди своих скучных фраз, раздался телефонный звонок, и, поскольку Оклей Торн стал говорить, юрист перестал читать.
   "Барни совершил самоубийство, - сказал Торн. - Застрелился из пистолета".
   Никто ничего не сказал. Юрист продолжил чтение. Это не было бессердечием. У нас просто не было времени выражать свои чувства. Битва в тот момент продолжалась; мы в ней участвовали.

1 2 3 4 | стр.4


© Copyright 2003 - 2005  
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме,
иначе как с разрешения администрации Сайт Инвестора и Спекулянта "BuLL and BeaR".


Финансы TopCTO Финансы Rambler's Top100